29 февраля 2024 01:11
Погода
°
Погода
18+

Начало кинешемскому "ЯМУЗЕЮ" положило платье прабабушки

17 мая 2023 12:22 И Г

Потомки старинного дворянского рода Яковлевых считают, что "семья больше, чем музей"

Начало кинешемскому "ЯМУЗЕЮ" положило платье прабабушки

Небольшой "ЯМУЗЕЙ" появился в Кинешме чуть больше года назад. Необычный подход к созданию экспозиции позволяет не только познакомиться с хроникой одного из кинешемских дворянских родов, но и задуматься об исторических корнях своей семьи. Интервью с одной из создательниц музея Марией Мурашовой публикует "Ивановская газета".

– Расскажите, каким образом вы связаны с Яковлевыми?

– Я родилась и выросла в Москве, хотя мои корни как по папе, так и по маме тесно связаны с Кинешмой. Там живут родственники.

Яковлевы – это предки по линии отца, старинный дворянской род. Первый Яковлев поселился в Кинешемском уезде в 1770-­х годах. Он был воеводой и после службы приехал в эти места, поскольку его жена получила в наследство местное село Дорофеево. Многие Яковлевы потом работали гласными и занимали разные посты в земской управе, занимались общественной деятельностью.

– Что подтолкнуло вас к изучению истории своей семьи?

– По профессии я экономист и маркетолог. Работала в московских финансовых компаниях. Однажды меня потянуло в сторону создания моего собственного стартапа. Причем мне хотелось уйти из финансового сектора, где продукт неощутимый, в визуальную и тактильную сферы.

Идея пришла довольно быстро: у нас в семье на Пасху и Рождество на столе всегда было традиционное печенье с фруктово-ореховой начинкой, выполненное по старинному рецепту – оно называлось "мазурка". И тогда я подумала, что это может быть неплохой местный сувенир: есть тульский пряник, коломенская пастила, почему бы не сделать "мазурку" для Кинешмы? Именно это печенье и стало первым шагом, который приблизил меня к истории моей семьи, благодаря ему я и начала изучать ее глубже.

– Как появился такой необычный музей?

– Он заработал после ухода моего отца, Сергея Александровича Малышева, который серьезно занимался исследованием своей родословной. Музей был создан как бы в продолжение его дела. Он стал для нашей семьи своеобразной формой памяти, которая психологически помогает справиться с потерей родного человека.

Мой отец родился в 1951 году, работал в Институте металлорежущих станков (ЭНИМС), защитил диссертацию, получил звание кандидата технических наук… Но когда началась перестройка, папа шутил, что его "корочки" можно было повесить на гвоздик и забыть. Он ушел из науки, стал заниматься коммерцией: открыл свою фирму по продаже крекеров, работал как дистрибьютор.

Когда начались большие проблемы со здоровьем и пришлось оставить работу, он начал серьезно интересоваться генеалогией. И мне кажется, что именно она продлила ему жизнь: это такое дело, которое отвлекает от насущных проблем, наполняет дни глубоким смыслом, позволяет легче относиться к смерти.

– С чего именно началось увлечение Сергея Александровича генеалогией?

– В начале 2000-­х годов папа узнал, что в нашей семье сохранились фамильные записки его предка по маминой линии Дмитрия Яковлева. Это мой прапрадед. Записки нашла сестра моей бабушки Варвара Яковлева – в шкафу в фамильном доме Яковлевых в Кинешме.

Этот дом находится в центре города и входит в его культурное наследие, на здании установлена табличка, что здесь когда-то останавливался и снимал комнату Дмитрий Фурманов. Мы считаем, что именно эта табличка во многом защитила дом в советские времена. Сейчас там живут наши родственники.

Папа очень вдохновился этой историей, что когда-то его предок потратил время, причем немалое – 9 лет, чтобы собрать информацию о том, как жила семья, чем она занималась, какие были проблемы, сложности, достижения, кто где жил, где похоронен.

Дмитрий Павлович записал то, что помнил, знал по рассказам старших родственников, по тем документам, которые ему удалось найти, и остановился на рассказе о своих детях. Папа решил, что он продолжит повествование вместе со своей тетушкой Варварой Александровной. Ей на тот момент было 84 года, у нее сохранилась прекрасная память. И они начали вместе писать продолжение фамильной записки.

– И каким получился результат?

– Папа сидел в архивах, ездил по библиотекам, в результате было написано продолжение вплоть до детей (меня) и внуков, в основном это была история ХХ века. Книжка вышла в 2007 году, ее распространили по родственникам.

Но папа подумал, что останавливаться на этом нельзя: в процессе подготовки ему попадались материалы более раннего периода, и он принял решение углубить исследование, расширить записки Дмитрия Яковлева и дополнить их недостающими документами. И снова отправился в архивы, библиотеки, музеи… На это исследование у него ушло около десяти лет.

Его работа вышла в 2020 году в виде большой книги "Род Яковлевых. Кинешемская ветвь" и вместила всё, что он успел собрать: и описание герба, и поколенную роспись, и документы на старейших предков, которые он находил, и рукописное наследие. Но, к сожалению, папа не смог подержать ее в руках: он умер в марте, а книгу мы издали в июне.

– Но вы не ограничились выпуском книги, а создали целый музей, посвященный вашей семье. Кому пришла в голову эта идея?

– Идея моя, она сформировалась благодаря нескольким предпосылкам. Во-первых, когда я помогала папе с изданием книги и рассказывала знакомым, о чем она и что в себя включает, они спрашивали: "Можно экземпляр? Можно мы с родителями почитаем?" И я поняла, что у людей есть потребность говорить про семейную память и что нужны реальные примеры из жизни, как сохранить частную историю сквозь поколения.

Во-вторых, в нашей семье сохранились старинные фотографии, письма, некоторые предметы быта, мебели… Многое из этого нуждалось в реставрации и, главное, в достойном дальнейшем хранении, чтобы и следующие поколения могли прикоснуться к истории. И лучше, если такое место хранения нашлось бы в Кинешме. Мы продали папину квартиру в столице и приобрели небольшое помещение в центре города на Волге, отремонтировали его.

В-третьих, среди сохранившихся вещей были довольно уникальные, во всяком случае, по меркам провинциального города. Например, платье начала ХХ века, его хранила та самая тетушка Варя в память о своей маме – она была последним, восьмым ребенком в семье, ее мама умерла, когда девочка пошла в школу. И для нее было очень важно сберечь это платье.

Я отнесла его в центр реставрации имени Грабаря, и они умилились тому, как такое редкое платье сохранилось в семье (этим специалистам есть с чем сравнить), сказали, что оно достойно того, чтобы храниться в хорошей музейной экспозиции. И это стало сильным импульсом для нас. Мы окончательно решили, что музей будет открыт для широкой общественности и на платье тоже можно будет посмотреть.

– Какова концепция вашего музея?

– Прежде всего вдохновить, чтобы человек задумался об истории своего рода, вскрыть интерес к исследованию, замотивировать примером семьи Яковлевых, показать, как можно. Ведь столько лет прошло, а потомки помнят того самого предка, Дмитрия Павловича, с которого началось изучение нашего рода.

Я даже думала назвать музей "Дмитрий Павлович" – каждый может стать для своей семьи тем самым, кто первым начнет собирать данные по ее истории. Такой человек всегда будет жив в памяти потомков. Мы показываем, что изучение родословной – это правильное дело, хорошее, полезное.

У нас в экспозиции есть ссылки на ресурсы, на профессиональные генеалогические сообщества, на источники информации по поиску, помогающие понять, с чего начать, к кому обратиться.

С одной стороны, случайному человеку сложно слету объяснить, о чем наш музей и зачем ему тратить свое время на него. Но люди всё равно приходят: кто-то заранее читает отзывы, кто-то реагирует на логотип (буква юс малый, выглядит как домик), кто-то на слоган "семья больше, чем музей". Каждого цепляет что-то свое.

– Проект музея коммерческий?

– Я бы так не сказала. Мы не рассматривали его как способ заработка. Папа умер, а у его потомков осталась ответственность перед следующими поколениями, мы вроде как не можем не продолжать. Кроме того, у нас есть силы и интерес заниматься чем-то полезным для развития малой родины.

Я понимаю, что такой музей, с современной экспозицией и глубокой темой, для Кинешмы – очень важный источник ресурсов (не столько финансовых, сколько интеллектуальных, профессиональных компетенций). Поэтому мы участвуем в конкурсах и уже трижды получили поддержку в виде президентских грантов, за что я очень благодарна.

– А выйти на самоокупаемость такому музею можно?

– Думаю, да, я очень стараюсь. Главное для меня – сделать так, чтобы он не тянул деньги из семейного бюджета моих детей, которые будут заниматься им после меня.

Пока музей приносит бешеное удовлетворение от того, какое классное дело ты делаешь, что всё не зря и что ты продолжаешь дело отца. Я живу сейчас совсем другой жизнью, чем до открытия музея, и, если бы мне раньше сказали, что я так круто поменяю свой путь, я бы ни за что не поверила. Это вдохновляет и на новые поиски. Ведь папа исследовал фактически одну линию Яковлевых, остальные пока не изучены. 

Беседовала Ксения КАБАНОВА

Теги: музеи