24 мая 2024 10:07
Погода
°
Погода
18+

Александр Павлюк: "Типичные признаки ПТСР – навязчивые воспоминания и кошмары"

14 мая 08:10 И Г

Ивановский психиатр-нарколог об особенностях посттравматического стрессового расстройства

Александр Павлюк: "Типичные признаки ПТСР – навязчивые воспоминания и кошмары"

С посттравматическим стрессовым расстройством (ПТСР) могут сталкиваться военные, свидетели терактов, катастроф и жертвы насилия.  О том, почему психика одних людей может справиться с тяжелым стрессом, а для других пережитый ужас перерастает в затяжной кошмар, в интервью "Ивановской газете" рассказал психиатр-нарколог областного наркодиспансера Александр Павлюк.

– Александр Михайлович, давайте для начала разберемся, что это такое – посттравматическое стрессовое расстройство?

– Это реакция на тяжелый (именно тяжелый, а не бытовой. – Н. М.) стресс, то есть на событие или ситуацию, которая представляет прямую или косвенную угрозу жизни, здоровью человека или эмоционально значимого для него субъекта. И это вызывает чувство страха, ужаса или ощущение беспомощности, утраты контроля... Типичными тяжелыми стрессами являются, к примеру, боевые действия, природные катаклизмы, транспортные, техногенные катастрофы, пожар, теракт, присутствие при насильственной смерти людей, разбойные нападения, пытки, изнасилование и так далее. 

В зависимости от типа личности человека, от эмоционального реагирования на этот стресс может возникнуть посттравматическое стрессовое расстройство. 

– Получается, что один переживет ситуацию и забудет, а для другого будут тяжелые последствия?

– Ну, конечно. Никто не может дать гарантию, кто как среагирует. Человек может казаться физически сильным, а стресс переносить очень тяжело. До наступления ПТСР проходит несколько этапов. Сначала наступает острая реакция на стресс. Она у людей может быть, к примеру, в виде оглушенности. Это сужение поля сознания, снижение внимания, неспособность адекватно реагировать на внешние стимулы, частичная дезориентировка на месте, во времени. Потом эта оглушенность может перейти в ажитацию (гиперактивность, истерика. – Н. М.). Когда после оглушенности он начинает осознавать всё, что произошло. И повышается возбудимость, человек может резко сорваться с места и побежать в исступлении, может быть плач или истерика.

Часто говорят, что чем сильнее проявляется эта острая реакция на стресс, тем, возможно, меньше будет последствий в виде посттравматизма.

– То есть в данном случае человека лучше не трогать? 

– Необходимо просто находиться рядом и дать ему освободиться острой реакцией на стресс. Если человек, как говорится, проревелся, дальше может наступить частичная амнезия, то есть потеря памяти (диссоциативная амнезия трагического эпизода). А может и не наступить. Но как только человек выплеснул себя, он будет успокаиваться.

Острая реакция на стресс обычно может длиться сутки-двое. Потом человек начинает мобилизовываться, понимать, что нужно что-то делать дальше. Например, если это смерть близкого, то надо решать вопрос с похоронами. Чем сильнее и острее реакция на стресс, тем быстрее она зачастую купируется. С минимальными последствиями для психики.

– А если временной истерикой дело не заканчивается?

– В таком случае острые реакции на стресс как раз и могут перейти в посттравматическое стрессовое расстройство. Это уже гораздо более тяжелое состояние – отставленная или затяжная реакция на стрессовые события и ситуации после латентного периода (может пройти от нескольких недель до нескольких месяцев, обычно не более шести). Типичные признаки ПТСР – эпизоды повторного переживания психической травмы в виде навязчивых воспоминаний об этом, а также снов или кошмаров. По-научному это называется реминисценцией.

Причем возникает всё это на фоне хронического чувства оцепенелости, эмоциональной притупленности, отчужденности от других людей. Любое упоминание об этой травме может вызывать вспышки страха, паники, зачастую вспышки агрессии. 

Допустим, произошел пожар: у человека сгорел дом. Прошла неделя, две, три, он уже восстановился. И вот он идет по улице и видит на рекламном щите – горит дом, нарисован человек, спасатель или пожарный. И у него возникают эпизоды повторного активного переживания травмы в том же виде, как это было: в виде истерики, ажитации, состояния оглушенности. 

Клиника повторного переживания обычно может сопровождаться выраженной тревогой, состоянием депрессии, нередко, к сожалению, проявляются и суицидальные тенденции. 

– То есть самостоятельно человек может и не выйти из этого состояния? 

– Это заболевание. Оно лечится, но зачастую достаточно длительно. В большинстве случаев можно ожидать полного выздоровления. Очень важна личностная устойчивость жертвы, ее биологическая ранимость и поддержка окружающих. Самостоятельно выйти из этого состояния можно, только если человек социально адаптирован, его постоянно поддерживают люди, у него есть работа, семья, какие-то "якоря", которые его сдерживают.

– Однако в ряде случаев заболевание может перейти в хроническое течение. Это называется стойкое изменение личности после перенесенной психической травмы или тяжелого стресса.

– Избавиться от этого состояния можно?

– Для этого нужно квалифицированное и вовремя начатое лечение. Затягивание с этим и уход в себя может привести к стойкому изменению личности. Требуется правильная и своевременная диагностика психиатром.

Если не лечить, то заболевание становится группой риска для развития алкоголизма и наркомании. Зачастую именно так человек снимает свои стрессовые переживания.

Необязательно сразу идти к психиатру, начать можно хотя бы с психолога. Но если тренингами и разговорами проблема не снимется, следует подключать лекарственную терапию: противотревожные средства и антидепрессанты. Лечение долгое, сложное, но при его отсутствии, повторюсь, есть большой риск уйти в наркологию…

А крайняя стадия после острой реакции на стресс и посттравматического расстройства – расстройство адаптации (по большому счету, это невроз в виде депрессий и тревожных состояний). ПТСР – это когда человек вроде бы забыл о стрессе, но через месяц или больше какой-то триггер вновь вызывает навязчивые эпизоды переживаний. А расстройство адаптации – когда произошла реакция на стресс и человек никак не может выйти из этого состояния, всё это переходит в субдепрессию (проявляется в виде депрессивного настроения, беспокойства, нарушения сна, чувства неспособности справиться, приспособиться к ситуации, снижения продуктивности в повседневных делах, постоянной тревожности, склонности к драматическому поведению...).

И если человек не пытается выбраться из этого состояния, а старается заглушить алкоголем, то заканчивается всё плачевно – зависимостью.

– Когда участники боевых действий вернутся домой, насколько наша медицина готова к возможному наплыву пациентов с ПТСР?

– Ну, давайте не будем строить гипотезы и прогнозы. Мы ни от кого не отказываемся и готовы предоставлять ту же помощь, что и всем остальным. За всё время специальной военной операции через меня прошли лишь четверо бойцов. Они попадают только с проблемами с алкоголем. Мы никого не будем насильно заставлять лечиться. Это должно быть осознанное решение и добровольное желание. 

А вообще для данной категории в Иванове создан отдельный Центр медико-психологической помощи на базе областной психиатрической больницы "Богородское". Территориально он разместился в помещении госпиталя ветеранов войн. Прием ведут опытные медицинские психологи и врачи-психиатры.

Беседовал Николай МАНТУРОВ