Top.Mail.Ru
Логотип Известно.ру

Колонны высотой как у Исаакия

29 сентября 2020 г. 16:37
I G
Как амбиции и деловая хватка превратили крестьян Коноваловых в крупнейших фабрикантов Российской империи
Знаменитые пруд и колонны бывшей фабрики Коноваловых. Фото: Дмитрий Рыжаков
Знаменитые пруд и колонны бывшей фабрики Коноваловых. Фото: Дмитрий Рыжаков
29 сентября 2020 г. 16:37

Известно.ру на Яндекс.Дзен 

Трудно представить, но немногим более ста лет назад Россия опережала по производству тканей многие страны, и в том числе нынешнего мирового гиганта – Китай. Сейчас же о былом величии могут рассказать лишь готичные, краснокирпичные корпуса фабричных городков, разбросанных по Ивановской и многим другим областям страны.

Когда-то в конце XVIII – начале XIX веков в городках и селах нынешней Ивановской области начиналась история российской текстильной промышленности. Это была заслуга многих династий фабрикантов, но в их ряду особо стоит семья Коноваловых. Их мануфактура располагалась в селах, образовавших современную Вичугу – городок на 30 000 жителей. А их наследие до сих пор служит верой и правдой людям, давая кров, работу и лечение.

31 января 1918 г. разом перевернуло жизни более десятка тысяч человек, живших в селе Бонячки Костромской губернии. Конечно, те самые эпохальные события, изменившие судьбы обитателей огромной империи, произошли раньше – в октябре 1917 г. Но до Бонячек они докатились только через несколько месяцев в виде декрета Совета народных комиссаров, который 31 января постановил "конфисковать всё имущество фабрики "Коновалов" в Бонячках и Каменке Костромской губернии, в чем бы это имущество ни состояло, и объявить его собственностью Российской республики. Весь служебный и технический персонал обязан оставаться на местах и исполнять свои обязанности. За самовольное оставление занимаемой должности или саботаж виновные будут преданы революционному суду". Сам же владелец-фабрикант, потомок прославленной династии – Александр Иванович Коновалов, на тот момент уже как бывший министр торговли и промышленности Временного правительства, ждал своей участи в тюрьме Петропавловской крепости в Петрограде.

"Ароматное" село и старинный крестьянский бизнес 

Село Вичуга, 1838 год. Рисунок Никанора Чернецова. Источник 

У села Бонячки довольно интересная версия происхождения. От Вонячки, то есть места, где воняет. Оно и неудивительно: окраска тканей – процесс и правда "ароматный". Со второй половины XVIII века в этих местах стал формироваться свой промысел или бизнес. Многие крестьяне в местах, относящихся сейчас к Ивановской области, стали закупать хлопковое сырье, лен, красители и пр. и размещать заказы на производство тканей у других крестьян. Не было почти ни одного крестьянского дома, где бы не стучали ткацкие станки. Особо предприимчивые разворачивали бизнес за счет расширения сети производств, строительства красилен, развития торговли. Дополнительный толчок становлению ткачества в этих краях дали события 1812 г., когда были разорены такие же предприниматели из Московской губернии.

Первые Коноваловы как раз и были такими особо предприимчивыми крестьянами.

Начало империи

Датой основания дела Коноваловых считается 1812 г., с предприятия выкупившегося у помещика Хрущёва крепостного крестьянина из деревни Сидоровское Петра Кузьмича Коновалова (1781–1846). Начав, как и многие, с размещения заказов, он затем посчитал более перспективным вложиться в собственное производство. Работал над его эффективностью, например установил конные приводы для станков, увеличив выпуск продукции.

Коноваловский текстиль был весьма востребован много где в России. К 1843 г. предприятие получило награду – право использовать государственный герб на вывесках фабрики и ее изделиях.

Пётр Кузьмич пользовался большим авторитетом у земляков. Вот что говорит о нем один из персонажей романа Мельникова-Печерского "В лесах": "Выискался смышленый человек…, Коноваловым прозывался, завел небольшое ткацкое заведение, с легкой руки его дело и пошло, и пошло. И разбогател народ. Побольше бы Коноваловых у нас было – хорошо народу бы жилось".

А вот как выглядели взаимоотношения с купцами в 1830–1840 гг. с другой, крестьянской стороны в мемуарах купца первой гильдии Фёдора Бобкова: "В течение целой зимы я учился читать и писать. Однажды пришел сосед и попросил написать записку в контору Коновалова выслать ему утку для миткаля, который он ткал для конторы. Я написал и с нетерпением ждал ответа. Боялся, что не разберут моего писания. Когда я узнал, что записка прочитана и утка послана, я был очень счастлив и стал считать себя великим грамотеем".

Сын Петра Кузьмича – Александр Петрович – тоже значительно преуспел в делах. В начале 1870-х на семейной фабрике работали уже 813 механических станков, было построено новое производство в местечке Каменка, в 30 км от Бонячек. Там был установлен паровой двигатель мощностью в 50 лошадиных сил.


Именно этот Коновалов одним из первых в России телефонизировал в 1887 г. свои фабрики спустя пять лет после появления первых телефонов в Москве и Петербурге.

В 1889 году дело Петра и Александра Коноваловых ненадолго продолжил сын последнего, Иван Александрович. Историки пишут, что он больше прославился своими любовными похождениями, и существует даже версия, что именно этот Коновалов стал прототипом купца Кнурова в пьесе А. Островского "Бесприданница". Мы решили посвятить этому вопросу отдельный материал.

  

Коноваловы: дед— Александр Петрович, сын — Иван Александрович и внук — Александр Иванович. Источник

Большей частью Иван жил в Москве, а делом управлял сын Александр. Именно этот Коновалов, Александр Иванович, больше всего дал фабрике и прославился как незаурядная и разносторонняя личность.

Несмотря на то что ярким талантом Александра Ивановича был музыкальный (его учил игре на фортепиано сам Сергей Рахманинов, гостивший после окончания консерватории у фабрикантов), управление большим семейным бизнесом оказалось ему по плечу. Он изучал текстильное дело в профессионально-технической школе прядения и ткачества в Мюльгаузене, в Германии, а затем стажировался на предприятиях в странах Западной Европы.

Фабрично-корпоративная культура

Вернувшись домой, Александр Иванович нанял талантливых администраторов и начал модернизировать производство. К 1912 г. на его предприятии работали уже 6000 человек (в 1890-м – 2200). Число ткацких станков увеличилось до 1126, а для отопления фабрик вместо дров стала применяться нефть. Фабричные корпуса, рабочие казармы, больница и детские ясли, лавка общества потребителей, клуб и прочее освещались электричеством.

Фабрика "Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном". Источник

Фабрикант действительно много вкладывался в решение бытовых вопросов и заботился о рабочих: снабжал их хлебом и крупами по более низким, чем на рынке, ценам, построил благоустроенные рабочие казармы с кухнями и вентиляторами на окнах. В конце ХIХ века семейные рабочие размещались в общежитиях (тогда казармах) с центральным отоплением, где каждая семья занимала отдельную комнату. При казармах были кухни с печами и погребом.

Проходная фабрики "Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном". Источник

В начале ХХ века фабрики работали в две смены по 9 часов каждая, тогда как на многих промышленных предприятиях того времени нормальным были 12–14 часов рабочего времени. В 1915 г. средняя зарплата коноваловских рабочих составляла 32 руб. в месяц, тогда как в целом по текстильным предприятиям Костромской губернии – не более 20 руб. Историки считают, что это способствовало сравнительно меньшему, чем на других предприятиях, количеству забастовок и других массовых волнений.

Расцвету коноваловского производства способствовала и общественная деятельность Коновалова. Будучи депутатом Госдумы, фабрикант лоббировал интересы своего предприятия, работая в годы Первой мировой в так называемом Центральном военно-промышленном комитете, который занимался распределением военных заказов, не забывал о своих интересах.

За время своего руководства предприятием Александр Иванович построил в Вичуге Свято-Воскресенскую (Белую) церковь, приют для престарелых рабочих, рабочие поселки Сашино и Серёжино, больницу с родильным приютом, ясли для детей рабочих на 160 мест, реальное училище в Кинешме, шоссе до Семигорья и Народный дом (ныне Дворец культуры), сметная стоимость которого составляла в 1915 г. колоссальные 220 000 руб.

Фабричные ясли "Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном". Источник

Но вернемся к событиям 1918 г. и узнику Петропавловской крепости. Когда после событий октября 1917 г. Керенский бежал, Коновалов даже половину суток пробыл главой брошенной империи. После взятия Зимнего его вместе с другими министрами Временного правительства большевики арестовали и поместили в Петропавловскую крепость.

Фабричная больница "Товарищества мануфактур Ивана Коновалова с Сыном". Источник

Но в феврале 1918 г. Коновалова освободили и даже выпустили из страны. Он уехал во Францию, где занимался журналистикой, помогал устраиваться эмигрантам и давал сольные концерты как пианист. На время нацистской оккупации Франции Коновалов уехал в США, но после войны вернулся. Он умер в возрасте 73 лет во Франции в 1949 г., похоронен в Париже, на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа.

Мемориальная табличка в Вичуге. Источник

Новые хозяева – новые времена

А у главного коноваловского детища – фабрики – началась совсем другая жизнь. В целом вполне достойная. Хотя были и примечательные инциденты. Речь о вичугском восстании 1932 г. Дело в том, что объединение трех сел – Гольчихи, Тезина и Бонячек –с 20 деревнями и рабочими слободками в город Вичугу создал предпосылки для конфликта. Рабочие и при перемене власти не потеряли заработка: спасибо базе, оставленной Коноваловым. Но вот теперь городским жителям полагалось по статусу меньше огородов. Сотки новоявленным горожанам власти урезали. А тут и голод. Зарплата уменьшилась. Рабочие нескольких фабрик, в том числе бывшей коноваловской, а теперь им. Ногина забастовали. Попытка жесткого решения со стороны властей обернулась самым настоящим восстанием.

Накал страстей был так силен, что к бастующим приехал из Москвы тогдашний нарком Лазарь Каганович. Людей, конечно, усмирили, но, как ни странно, в итоге и уважили: разрешили создать колхозные рынки и коллективные сады со знаменитыми уже шестью сотками. Причем по всей стране.

В Великую Отечественную войну фабрика работала на оборонку. Мужчины ушли на фронт, трудились женщины и подростки. Долгое время фабрика имени Ногина была флагманом в производстве советского текстиля, здесь даже зародилось знаменитое виноградовское движение многостаночниц (аналог стахановского). 

Сейчас фабрика тоже продолжает работать. Не в полную силу, но как уж есть. Она остается единственным предприятием в области, где сохранилось прядильное производство. Обеспечивает пряжей не только себя, но и другие текстильные предприятия области. В бывшей коноваловской больнице размещена местная ЦРБ.

"Колонны как у Исаакия" 

"Живу у фабрики, каждый день слышу, как она шумит. Хотелось бы прежних масштабов, но для этого нужны современные Коноваловы. Город в последнее время стали благоустраивать, начали реконструкцию площади Коноваловых и Нардома, убрались в парке, в 2021 г. планируют благоустроить старинный пруд", – рассказала жительница Вичуги Любовь Беспалова. Это Любовь Беспалова перечисляет то наследие, что оставили здесь Коноваловы.

По ее словам, в городе не просто достопримечательности, а уникальности. У того же корпуса ткацкого производства Коноваловых – самые большие в Европе колонны. Высота их 17 м, как у Исаакиевского собора в Санкт-Петербурге, диаметр 2,7 м (у Исаакия – 1,76 м). Для сравнения: высота колонн в Большом театре – 15 м, диаметр – 1,85 м.

О чем это мы? Умели люди жить. Основательно, красиво и эффективно. На столетие фабрики, в 1912 г., Коноваловы подарили каждому рабочему по дорогому подарку, вплоть до серебряных часов. А в 2012 г., на 200-летие, о фабрике власти даже не вспомнили. Покупать ткани из Китая, видимо, проще.

 

Бывшие фабричные ясли
Здание бывшей конторы
Здание бывшего Народного дома коноваловской фабрики
Парк Вичуги, бывший Коноваловский
Поделиться в социальных сетях