12 июля 2024 12:55
Погода
°
Погода
18+

Валентина Серова: "Наша зона ответственности – железная дорога, воздух, вода и таможня"

26 марта 09:00 Андрей Гладунюк

Ивановский транспортный прокурор рассказала Известно.ру о сфере интересов ведомства и итогах работы в 2023 году

Валентина Серова: "Наша зона ответственности – железная дорога, воздух, вода и таможня"

Почему "рельсовые" границы Ивановской области не совпадают с территориальными, как благодаря прокурорам от опасной близости с аэропортом отогнали птиц, кто виноват в ДТП на железнодорожных переездах - об этом и многом другом рассказывает Ивановский транспортный прокурор.
Серова Валентина Евгеньевна, 34 года. Коренная петербурженка. Окончила с "красным дипломом" Академию Генеральной прокуратуры РФ. С июля 2012 года в прокуратуре Санкт-Петербурга, где начинала с должности помощника, затем старшего прокурора Калининского района, затем – помощник Санкт-Петербургского прокурора на особо режимных объектах ("оборонная" прокуратура). С 2018 года в Северо-Западной транспортной прокуратуре. В должности транспортного прокурора Ивановской области с 22 ноября 2023 года. Прокурор в третьем поколении: в органах прокуратуры служил дед и продолжает проходить службу мама.

 

У транспортной прокуратуры свои границы

– Валентина Евгеньевна, хотелось бы услышать несколько слов об истории создания и структуре вашего ведомства.

– У транспортной прокуратуры самостоятельна история. В Советском Союзе, начиная с 1930 года, возникли железнодорожные транспортные прокуратуры при железнодорожных линейных судах, в 1934 году сформированы водные транспортные прокуратуры… 5 ноября 1980 года после ряда структурных изменений приказом Генерального прокурора СССР была восстановлена и определена компетенция нашего ведомства именно как транспортной прокуратуры.

В нашу компетенцию входят: сфера таможенного законодательства (в регионе функционируют два таможенных поста, относящиеся к Владимирской таможне, – Ивановский и Кинешемский); обеспечение безопасности на железнодорожном, водном и воздушном транспорте; соблюдение прав и свобод человека и гражданина на предприятиях и в учреждениях, организациях транспортной инфраструктуры; вопросы осуществления уголовного преследования и законности при совершении преступлений и правонарушений на транспорте; вопросы противодействия коррупции.  

Это в самых общих чертах.

– Какую территорию охватывает деятельность транспортной прокуратуры?

– Полномочия Ивановской транспортной прокуратуры, условно говоря, не заканчиваются на границах Ивановской области. К примеру, железнодорожный транспорт. Если взять направление на Ярославль, то участок до станции Нерехта, хотя территориально это уже Костромская область, относится к компетенции Ивановской транспортной прокуратуры.

– Если железнодорожный состав "подотчетен" Ивановскому вокзалу, а какое-то нарушение в нем случилось, скажем, в Москве… Кто это будет рассматривать?

– В зависимости от вида нарушения. Если пассажир в поезде нахулиганил или сорвал стоп-кран, – это административное или уголовное правонарушение: где оно совершено, там полиция этим и занимается, а прокуратура надзирает. Если же это вопросы, связанные с ремонтными работами и первопричина нарушения – у нас, тогда этим занимаемся мы. Вне зависимости от того, что само нарушение произошло в другом месте.

– То есть, если поломка в ивановском поезде произошла не здесь, а в Москве, – это кто рассматривает?

– Это будет почти всегда наша компетенция, за очень редким исключением.

 

Со свалки прогнали ворон, которые могли помешать самолетам

– Каковы ваши впечатления от нового места службы, с точки зрения профессиональной? 

– Безусловно, новые задачи – это всегда интересно. И проблемы, с которыми сталкивается транспортная прокуратура, они очень разносторонние. Например, воздушный транспорт. С одной стороны – глобальная тематика: такая, как получение аэродромом сертификата соответствия, в принципе возможность выполнения рейсов... С другой стороны, задержки рейсов, которые требуют решения очень многих бытовых моментов. Для граждан необходимо обеспечить доступ в Комнату матери и ребенка, возможность связаться со службами аэропорта, справочной службой, проконтролировать весь процесс и решить множество проблем во благо комфорта и безопасности пассажиров.  Проще говоря, чтобы люди во время вынужденного ожидания были накормлены, напоены, ни в чем не нуждались.

– Деятельность вашего ведомства пересекается с другими надзорными и правоохранительными органами, транспортной полицией?

– По надзорным полномочиям, если брать чисто правоохранителей, к примеру, Ивановский Линейный отдел МВД РФ на транспорте, – это исключительный надзор транспортной прокуратуры. Они поднадзорны только нам и никому больше.

– То есть, так же, как УМВД региона относится к прокуратуре?

– Да, то же самое. В числе прочего транспортная прокуратура осуществляет надзор за Ярославским следственным отделом на транспорте Западного межрегионального следственного управления СК России. С учетом изменения их компетенции, здесь мы занимаемся только транспортными происшествиями. По иным преступлениям, совершенным на объектах транспорта, надзираем за территориальными подразделениями СУ СК России по Ивановской области. В некоторых вопросах взаимодействуем с Ивановской межрайонной природоохранной прокуратурой, военной прокуратурой Ивановского гарнизона.

– Как пример можно привести свалку неподалеку от аэропорта "Иваново", где благодаря вашему вмешательству недавно установлены отпугиватели от птиц?

– Да, нам удалось добиться исполнения требований законодательства о безопасности полетов в этой части, но в ходе проверки на полигоне ТБО в Залесье работник транспортной прокуратуры зафиксировал возгорание и хотя, по сути, это компетенция наших коллег, мы по соглашению с ними отреагировали сами, возбудили дело об административном правонарушении именно в связи с возгоранием. Сейчас коллегам в порядке взаимодействия направляем информацию о нарушениях на полигоне ТБО "Чистое поле – Иваново".

 

Ивановская таможня загружена в 12 раз больше, чем Костромская

– А с территориальной прокуратурой как-то пересекаетесь?

– В очень единичных случаях. Тесно взаимодействуем с правоохранителями и правоприменителями региона – с региональными ГУ МЧС, УФСБ, УМВД. Идет обмен информацией, практикуются межведомственные рабочие совещания, координация, совместные проверки, участие специалистов в наших проверках. Без взаимодействия почти никакая проблема решена быть не может, и мы все работаем над эффективным созданием режима законности... Таможня опять-таки. Мы взаимодействуем не только с двумя нашими таможенными постами, но и с их головной организацией – Владимирской таможней, хотя она напрямую нам не поднадзорна.

– Какие еще регионы входят в Северо-Западную транспортную прокуратуру, и как на их фоне "смотрится" ваше территориальное ведомство?

– Их двадцать – от Калининграда до Воркуты и от Мурманска до Иванова. Иваново – самая крайняя южная точка. Сравнивать регионы здесь сложно. Если возьмем, например, соседей-ярославцев, это – огромный водный узел. Это и судоремонтные, и судостроительные заводы, и речные порты…

– Простите, я перебью. Но и у нас есть Кинешма, например.

– Есть Кинешма, есть Юрьевец, Плёс, но это всё-таки немного другое. Это преимущественно маломерные суда, судостроительных и судоремонтных заводов у нас нет…

С другой стороны, если взять вопросы таможенного декларирования в сравнении, например, с коллегами из Костромы, где также есть таможенные посты, относящиеся к Владимирской таможне, то торговый оборот Ивановской области практически в три раза превышает внешнеэкономический оборот костромских таможенных постов. В цифрах 2023 года, если брать декларации, товарных партий, которые отработаны на таможенных постах нашего региона, в 12 раз больше, чем в Костромской области.

При этом в каждом регионе есть свои "болевые точки", которые мы стараемся преодолевать.

 

Самовольный переезд пришлось ликвидировать

– На личных приемах, которые вы ведете как транспортный прокурор, какие вопросы чаще всего возникают? Там, наверное, и выявляются болевые точки, о которых вы говорили.

– По графику у меня прием каждую неделю, по средам.  Кроме того, обязательно провожу встречи с трудовыми коллективами поднадзорных предприятий и организаций. Очень много обращений идет из переписки: обращаются и через Госуслуги, и через сайт прокуратуры. У гражданина что-то случилось, обратил на что-то внимание – но куда-то уехал, и ему, конечно, удобнее общаться дистанционно. Если это работники наших транспортных предприятий, им не составит труда прийти и лично изложить свою проблему. Кстати, в последнее время и по телефону стало много обращений.

Сейчас много вопросов по нарушения трудового законодательства, трудовых прав работников. В прошлом году с учетом изменений в порядок уплаты утилизационного сбора в таможенных органах было большое количество обращений.

Жалуются также на ненадлежащее содержание переходов через железнодорожные пути. Здесь мы плотно взаимодействуем с общественностью, чтобы оперативно получать информацию, например, где убрали снег, а где нет, где имеются "народные тропы", несанкционированные переезды и т. д. Поэтому мы всегда рады, когда граждане проявляют неравнодушие в этих вопросах и обо всем нам сообщают.

Например, недавно узнали о неубранных завалах снега на станции Ермолино. Мы оперативно отреагировали, потребовали устранить нарушения, приняли меры и можем с чистой совестью сказать, что на этой станции стало существенно лучше.

Аналогичная ситуация с открытием навигации. Безусловно, здесь очень важны сигналы неравнодушных граждан, зачастую именно такие сигналы позволяют оперативно отреагировать и избежать трагических последствий при перевозке пассажиров.

– Недавно была информация о предпринимателе, который сам организовал железнодорожный переезд…

– Да, была такая проблема, существовал самовольно установленный переезд через железнодорожные пути в Советском районе Иванова. Он не был ни надлежащим образом оборудован, ни согласован. Безусловно, это влияет на безопасность. Поэтому транспортная прокуратура приняла меры реагирования, переезд ликвидировали.

 

Безумцам за рулем шлагбаум не помеха  

– Что можно сказать о несчастных случаях на железной дороге?

– Часть Северной железной дороги – поднадзорные Ивановской транспортной прокуратуре объекты. Основная проблема – это, конечно, ДТП на переездах. Они и в прошлом году часто встречались, и этот год мы открыли, к сожалению, с подобного происшествия. Анализируя эту ситуацию, возникал закономерный вопрос, что, возможно, проблема в конкретных переездах, в их технической оснащенности. Нет, ни на одном переезде за последние два года ДТП не фиксировались повторно. То есть, это всё единичные факты – в разных районах, в разных условиях.  

Безусловно, по всем таким фактам проводим проверки. Ни в прошлом году, ни в текущем, ни в одном из случаев не было установлено вины машинистов или других работников железнодорожного транспорта, транспортной инфраструктуры.

Мы обязательно проводим профилактические мероприятия, также совместно с Управлением ГИБДД. Призываем всех соблюдать правила дорожного движения, безопасности на железнодорожных путях.

Надо помнить, что даже если машинист увидел на путях человека или автомобиль, он не может остановить поезд мгновенно.

– А на безопасности переездов не сказывается появление скоростных поездов – "Орланов", "Ласточек"? Перед Приволжском, например, когда в Плёс едешь, там раньше не ходил скоростной поезд…

– Переезды категорированы по степени нагрузки на них. В прошлом году было выявлено три факта, когда категория менялась вне зависимости от нагрузки, во всех случаях были приняты меры, и переезды возвращены в первоначальную категорию. Ведь именно от нагрузки на переезд зависит его оборудование. От того, какие поезда по нему следуют, какой поток машин по нему идет… Здесь нет взаимосвязи в том, что, допустим, идет "Ласточка", и водители не успевают остановиться. Нет, всё работает, все сигналы, поезд идет без нарушения скоростного режима, но тем не менее водители выезжают под запрещающий сигнал – вне зависимости от того, "Ласточка" это или товарный состав.

– Была информация, что сравнительно недавно пожилой женщине в Иванове поездом отрезало ногу. 

– Да, это случилось 13 февраля в Иванове. Женщина 1952 года рождения, ампутация ниже колена... В этом году зарегистрировано два несчастных случая на путях. Мужчина и женщина. Смертельных случаев, к счастью, не было ни в этом году, ни в прошлом.

– В соцсетях огромное количество жалоб на работу автобусов 100-го маршрута в Иванове, которые, как пишут люди, "ездят вообще как хотят". Насколько к вашей компетенции относится работа общественного транспорта, в частности, городских автобусов?

– Совсем не относится, это компетенция территориальной прокуратуры. Вопросы транспортной прокуратуры, повторю: ж/д, вода, воздух, таможня. Автобусы, троллейбусы, маршрутные транспортные средства, такси – это всё компетенция территориальных органов. Хотя бывает, что граждане обращаются к нам, мы фиксируем такие сигналы и переправляем их коллегам и в иные органы, в зависимости от содержания.

Теги: право транспорт