Top.Mail.Ru
Логотип Известно.ру

Святослав Кондрашов: "Первая продажа масок принесла мне 100 000 руб."

11 сентября, 09:59
Лилия Сухарева
Победитель конкурса "Молодой предприниматель" поделился в интервью Известно.ру своей историей успеха
11 сентября, 09:59
Лилия Сухарева

Святославу Кондрашову 26 лет, он победитель регионального этапа конкурса "Молодой предприниматель" в номинации "Торговля". В период пандемии с нуля сделал бизнес на медицинских масках. Прибыль с первой сделки составила порядка 100 000 руб. Святослав считает себя хорошим продажником, свободно владеет английским, заработанные деньги вкладывает в обучение и новые проекты, мечтает о финансовой свободе и миллиардных оборотах.

– Как получилось, что вы занялись продажей масок?

– В конце января 2020 г. ко мне обратился один из моих друзей и попросил найти 100 000 масок по цене до 3 руб. Но это оказалось не так просто: на производствах масок не было. Я начал идти по цепочке поставок. Выложил на "Авито" объявление о продаже масок с ценой пониже, активно общался с клиентами и постепенно вышел на поставщика. Но к тому времени друг уже нашел товар. И так как у меня сформировалась целая база клиентов-покупателей, решил сам провести сделку. Первая сделка принесла мне порядка 100 000 руб. Я был в реальном шоке.

– Подождите. Зачем в январе кому-то понадобились маски, ведь в России рост заболеваемости начался только в марте?

– Пандемия началась с Китая. И уже в январе был бешеный спрос на маски в связи с тем, что китайцы скупали маски со всего мира. Когда началась тема коронавируса в России, все маски уже были вывезены.

– То есть в России дефицит средств индивидуальной защиты произошел потому, что все маски увезли в Китай?

– Да. Китайцы выгребли весь рынок. Плюс материалы для масок приходили в основном из Китая, поэтому многие российские производства простаивали. Эти два момента совпали.

– А чем вы занимались до этого?

– Пробовал несколько направлений бизнеса: организация обучения за рубежом, покраска автомобилей жидкой резиной, работал с Ростелекомом по договору как ИП, распространял мобильное приложение, открыл маркетинговое агентство по продвижению в "Инстаграм". При открытии ИП на всякий случай дополнительными видами деятельности выбрал все 128. Понимал, что я буду пробовать, буду искать себя. Я не такой стабильный, чтобы выбрать одно направление и до конца жизни им заниматься.

– И каждый раз начинали новое дело с нуля?

– Да. Я искал новые направления, прощупывал продукт и уходил, потому что понимал, что сфера слишком сложна, или у продукта нет перспективы, или у бизнеса низкая доходность. У меня бизнес-самозанятость. Я пока не выстроил бизнес-системы, которая будет работать без меня, но я иду к этому. Учусь работать по-взрослому с точки зрения бизнеса.

– И как же вы находили маски в период острого дефицита?

– Мне помогла предпринимательская жилка и нежелание сдаваться. Я изучил систему сбыта и стал искать дистрибьютеров и оптовые компании, у которых могут оставаться небольшие объемы. Среди дистрибьютеров оказалось много стоматологий, медицинских центров, салонов красоты. Я обзванивал точки, фиксировал количество, а потом собирал маски с помощью друзей и курьерских служб. Постепенно вышел на производства, с которыми смог договориться, а потом и на поставщиков в Китае.  

– То есть сначала вы отправляли маски в Китай, а теперь ищете поставщиков в Китае для России?

– Уже да. Был забавный момент в апреле – мае, когда ситуация в Китае стабилизировалась. Из Китая нам прислали партию масок российского производства.

– И работали официально?

– Старался. Большинство перекупов продавали маски только за наличку, как ИП я мог продавать официально, но до конца не был в этом уверен. Разобраться помог неожиданный звонок: "Здравствуйте, это из налоговой". Вначале я, конечно, испугался, подумал, что как начинающий предприниматель что-то не так сделал. А оказалось, что они тоже хотят купить маски. С налоговой Тульской области был мой первый госконтракт. Предложил цену меньше проходной и попросил провести консультацию по налогам. Потом продавал маски Министерству образования, РЖД, институтам.

– Вы зарегистрированы как ИП с 2018 г., но не знали про налоги?

– Основной вид деятельности моего ИП – деятельность рекламных агентств. Непосредственно оптовой торговлей с большими оборотами я не занимался. У меня, конечно, было общее понимание выбранного налогового режима, но до конца я не разобрался, доверился советам более опытных людей. В бизнесе порой надо идти вслепую на страх и риск.

– Вы родом из Иванова?

– Я родился в Иванове, до 8-го класса учился в 32-й гимназии. Потом отец возглавил первую сеть гипермаркетов в Казахстане и ему удалось устроить нас в школу "Мирас" в Алмате (школа жены президента Казахстана), обучение шло полностью на английском. В 10-м классе уехал в Лос-Анджелес в США. Потом снова вернулся в Казахстан и учился по системе IB, которая считается одной из самых сильных программ для подготовки к университету, но окончить ее не смог из-за финансовых сложностей в семье. Нам пришлось вернуться в Россию, и я заново пошел в 11-й класс.

– Почему же при таком сильном базовом образовании вы не окончили вуз?

– За три года от русского языка я немного отвык, у меня начались проблемы с некоторыми предметами, которых не было в англоязычных программах. Из-за давления родственников дважды начинал учиться в вузе на платной основе и дважды бросал. При поступлении нам сказали, что после окончания вуза мы сможем зарабатывать по 30–40 тыс. руб., а так сложилось, что летом я уже зарабатывал 30 тыс. руб. И у меня появились сомнения в необходимости образования. В итоге стал пропускать учебу, был помешан на работе, хотел вернуться к той жизни, которую потерял.

– Весной обывателей шокировало, что стоимость медицинской маски выросла до 5070 руб. А как менялись цены и спрос на маски на оптовом рынке?

– В январе на оптовом рынке маски продавались по 3 руб. за штуку. В пик цены доходили до 30–40 руб. С 13 июня рынок стабилизировался, нет таких диких скачков, как раньше, на 5–10 руб. и выше. Сейчас мы поставляем маски по 5–7 руб., а для постоянных клиентов порой дешевле. Цена зафиксировалась, выросла конкуренция и клиенты стали более избирательны.

– Стоимость по 30–40 руб. за маску накручивали перекупщики?

– Оптовики на эту цену никак не влияли, такую цену указывал производитель, а производители двигались согласно рынку и ориентировались на стоимость материалов. Иногда нам даже приходилось искать спанбонд для производств. Мы сами, рассчитывая стоимость материалов, понимали, что маска не могла выйти дешевле 12– 15 руб. Это только себестоимость, без работ.

– Если не секрет, сколько вы заработали на масках?

– Пока не готов озвучивать суммы. Считаю, деньги любят тишину. Могу сказать, что за 7 месяцев работы мы поставили более 1,5 млн масок.

– Вас не задевает то, что вы сделали бизнес на пандемии?

– Я слышал обвинения знакомых предпринимателей в том, что накручиваться на беде людей аморально. Меня это очень зацепило. Я очень самокритичен и не могу поступать нечестно. Я задумался: а что случится, если я не буду продавать маски? Не факт, что мои клиенты найдут поставщика, который сможет поставить качественный товар по выгодной цене. Я дотошен до качества, до состава масок и не барыга-барыга, который хочет просто срубить деньги. Порой приходилось поставлять в ноль или даже в минус для того, чтобы клиент продолжил со мной работу. Многие вообще считают, что бизнес – это плохо. Но мне понравилась фраза из одной прочитанной книги, что количество заработанных денег – это количество благодарностей.

– Не было желания попробовать другой "коронавирусный" товар?

– Я состою во многих чатах, где занимаются продажей масок. Чего в них только не продают. Продают даже лекарство от коронавируса, чуть ли не с весны. Торговать подобным товаром для меня дико. Я не разбираюсь в медицине и не готов брать на себя такие риски.

– Будете дальше заниматься масками?

– Понимаю, что этот рынок средств индивидуальной защиты временный, но как буду дальше действовать, сказать не могу. Я в этом плане очень гибок. Оптовая торговля мне близка, планирую заниматься ей дальше. Но сейчас уперся в свой потолок, поэтому пошел на конкурс "Молодой предприниматель" и записался на разные тренинги. Только за последний месяц приобрел платных образовательных курсов больше чем на 100 000 руб.

– Получается, вы легко расстаетесь с деньгами?

– Я не держу заработанное под матрасом. У меня все деньги куда-то сразу уходят. Большую часть денег я, к сожалению, потерял, пробуя различные направления бизнеса. Попробовал заниматься покупкой и продажей акций, и тоже совершил много ошибок. Огромная часть денег ушла на развитие бизнеса – создал два сайта, запустил кол-центр, сделал рекламные тесты. Еще вложился в несколько новых проектов.

– То есть получив такую прибыль, вы не стали покупать квартиры-машины?

– Ничего подобного. Я понимаю, что это не те суммы, которые меня удовлетворят. Я человек немного другого формата, у меня другие амбиции и мечты. Себе приобрел только немного вещей, обновил технику. Когда только начал зарабатывать, сидел с телефоном, который садится за час-два работы.

– Поделитесь устремлениями и мечтами?

– Мне привлекает образ жизни, когда я смогу свободно путешествовать по миру и не думать о том, сколько и куда выделить денег. Чтобы до этого уровня дорасти, нужно выйти на обороты в несколько сотен миллионов и даже ближе к миллиардам. Мне хотелось бы создать очень большой бизнес, корпорацию. У меня грандиозные планы на будущее.

Поделиться в социальных сетях