Top.Mail.Ru
Логотип Известно.ру
Фото: ВК Сергея Сметанина

Сергей Сметанин: "Холодное оружие я любил с детства"

08 апреля, 13:30
Ирина Берегова
Как режиссер, певец, педагог и драматург стал постановщиком сценических боев
08 апреля, 13:30
Ирина Берегова

Накануне премьеры мюзикла "Три мушкетера" в Ивановском музыкальном театре Известно.ру поговорил с известным режиссером, драматургом и композитором Сергеем Сметаниным. В новом спектакле он выступил в особенном амплуа: научил артистов фехтовать на шпагах, поставил все поединки и батальные сцены.

– Сергей Николаевич, вы окончили две консерватории – Горьковскую и Санкт-Петербургскую, по специальности – певец, педагог и режиссер музыкального театра. Объясните, почему сценические бои?

– Это мое хобби. Многое в жизни приходит к нам случайно. Холодное оружие я любил с детства, а приемы работы с ним мое подсознание "отжимало" из фильмов и книг. Способности обнаружились совершенно неожиданно, еще в армии, во время занятий рукопашным боем. Оказалось, что я фехтую обеими руками, знаю приемы. Это такая базовая настройка организма на бой, на драку. Преподавать фехтование я начал еще в консерватории. Потом, будучи солистом Иркутского музыкального театра, вел сценическое движение у нескольких курсов местного театрального училища.

– В чем сложность постановки боев на сцене? Чем отличается сценический бой на шпагах от реального?

– В драке не должно быть видно удара, побеждает не умнейший и сильнейший, а тот, кто быстрее. На сцене наоборот: должно быть видно всё. Важнее не тот, кто бьет, а тот, кто получает удар и отыгрывает реакцию. И зритель смотрит не за тем, как ударили, а получилось ли "убить" противника: как он падает, как лежит, моргает ли, качает ногой, подпевает или действительно сражен наповал. Всё решают секунды, поэтому нужна очень серьезная подготовка.

– Как вы учили фехтовать участников новой постановки Ивановского музыкального театра?

– На сцене бой ставится с учетом возможностей современных артистов, а сил у них мало. Условно говоря, хватает на два куплета. Длится такой бой порядка 2–2,5 минуты.

Тяжело мне с ивановским актерами не было. Задач оказалось очень много: они и поют, и танцуют, и дерутся, все сцены надо помнить и красиво сыграть. Вооруженный конфликт – это самый прямой конфликт, а на сцене это всегда верх партнерства. Я сразу обращаю внимание, как себя ведут мужчины, взявшие в руки холодное оружие. Актеры почувствовали себя героями прочитанных книг, поэтому все сложные сцены – например, драка в таверне – исполняются с каким-то даже детским азартом. В этих костюмах, шляпах ребята великолепно выглядят!

Поначалу участники спектакля многого не знали и не умели. Мы начали осваивать базовую технику работы с холодным оружием. Навыков и сейчас еще маловато, но для решения узких сценических задач этого достаточно.

Перед тем, как научить человека писать, его необходимо познакомить с буквами, показать, как они связываются в слова, а слова — во фразы. Так и в фехтовании. Сперва актеру надо понять, что такое защита, атака, какие есть приемы обезоруживания и поражения противника. Только потом эти навыки адаптируются для сцены и помогают произвести нужное впечатление на зрителя. Только школа как система приемов спасает от "развала" в ходе спектакля эти динамичные и опасные сцены.

– Какое оружие используется в спектакле?

– Практически реальное. Боевые шпаги весят от 800 до 1200 граммов. Оружие спектакля театр заказал в Москве, в специальных мастерских, изготавливающих исторические клинки. Это важно для достоверности, чтобы зритель прочувствовал эпоху.

Наши артисты сначала говорили, что им тяжело, ведь начинали тренироваться они со спортивными шпагами.

– Настоящие мушкетеры фехтовали такими же шпагами?

– В спектакле мы ставим бои по канонам реального исторического времени, а не по Дюма, который мог не различать тонкости. В романе Д`Артаньян приезжает в Париж в 1625 году.

Того фехтования, к которому мы привыкли, еще не было. Все сейчас думают, что шпага — это легкая рапира. Произошла подмена понятий. На самом деле Дюма писал об épée, по-французски это "меч". То есть шпага тех времен — это действительно меч, только облегченный. А рапира или espada de rapière — "клинок для одежды", которую носили с гражданским платьем.

Реальная испанская шпага времен Людовика XIII — тяжелое, грозное и смертоносное оружие. Такими шпагами чаще рубили, чем кололи. Это была силовая драка не на жизнь, а на смерть. Защитился — хорошо, не защитился — погиб. Воины знали точки, в которые нужно поразить противника: ниже шляпы, выше ботфорта, внутрибедренная артерия, стопа, плечо — все места, которые не защищены нагрудником. Именно поэтому так называемая гарда на шпагах того времени — корзинчатого типа. Знаменитая казолето, шпага уже с защитой в виде чашки, появилась потом: стало больше уколов, а чашка хорошо предохраняла кисть.

В романе мы можем прочитать про мушкетеров, вооруженных кинжалом и шпагой, но это неправильный перевод. Речь идет о даге — длинном испанском кинжале с очень широкой гардой, который заменял маленький щит.

– Как вы думаете, тяга мужчин к оружию — это уже в прошлом?

– Мужчины в России обязательно должны уметь обращаться с оружием, в первую очередь — с холодным. Если вы владеете навыками фехтовальной защиты, превратиться в оружие при необходимости способна любая палка в ваших руках. Главное — не испугаться. Умения побеждают страх!

Сергей Николаевич Сметанин — режиссёр-постановщик, драматург, композитор. Родился 16 октября 1960 года. Окончил Горьковскую государственную консерваторию имени Глинки (1988) по специальности «оперный и камерный певец, педагог» и Санкт-Петербургскую государственную консерваторию имени Римского-Корсакова (1999) по специальности «режиссёр музыкального театра».

Как режиссер ставил музыкальные спектакли в Москве, Санкт-Петербурге, Нижнем Новгороде, Магнитогорске, Чебоксарах, Новоуральске, Иркутске, Железногорске. Работал с театрами Германии, Франции, Бельгии. Автор более 20 пьес. В дискографии — пять альбомов.

Поделиться в социальных сетях