Top.Mail.Ru
Логотип Известно.ру
Фото: Дмитрий Рыжаков

"В Ивановской области есть дорога, которую можно превратить в музей"

09 октября, 11:12
Андрей Бобровицкий
Известный путешественник Сергей Болашенко об уникальных объектах области в интервью Известно.ру
09 октября, 11:12
Андрей Бобровицкий

– Сергей, когда в вашей жизни появилась железная дорога?

– Она была всегда, сколько себя помню. Мои родители постоянно перемещались на электричках между столицей, где я родился, и подмосковной деревней. И со временем мой интерес к поездам только возрастал.

Чем же вас так привлекает рельсовый транспорт?

– Железная дорога – это для меня всё, смысл жизни. А почему – не знаю. Должен же быть один такой человек, как я, который так интересуется железной дорогой.

–​​​​​​​ В каком возрасте вы это осознали?

– Лет с семи. Покупал макеты поездов, собирал их, настраивал.

Вас интересуют, прежде всего, узкоколейные, малодеятельные (с редким движением) дороги. С чем это связано?  

– Я отдаю предпочтение тем объектам, которые находятся под угрозой уничтожения. А сеть узкоколейных железных дорог с относительно лучших для них времен сократилась на 99%. Поэтому надо спешить, чтобы сохранить это для истории – в фотографиях, описаниях, книгах. Иначе дороги пропадут навсегда. Примерно это случилось с комсомольским направлением в Ивановской области – рельсовый путь туда уже погромлен. Об этом объекте я немало писал. Когда-то в вашей области было 500 километров узкоколеек, сейчас остался 1 км.

–​​​​​​​ Сергей, как вы оцениваете Ивановскую область с железнодорожной точки зрения?

– Железные дороги общего пользования (РЖД) в Ивановской области сохранены на 100% (закрытая ветка на Комсомольск была ведомственной). Не каждый регион может этим похвастаться. И почти на всех дорогах есть пассажирское движение. Хотя во многих областях оно отменяется. В Ярославской, Костромской пригородные поезда закрывали обвально. В Ивановской же области за 20 лет отменили лишь один поезд – до Юрьев-Польского.

Когда вы впервые посетили наш регион?

– В 1997 году на поезде из Новок я добрался до Шуи. Оттуда автостопом – в Южу, чтобы увидеть местную узкоколейную железную дорогу, изолированную от общей сети. В свое время там был вокзал, в двух направлениях ходили поезда на очень приличное расстояние – суммарная длина 200 километров, не считая боковых линий. Но на момент моего визита от дороги остался последний небольшой отрезок, 15 км – на болота. Я по нему проехал: в одну сторону, если не ошибаюсь, на тепловозе, обратно – в пассажирском вагоне (тогда на торфяные разработки доставляли рабочих).

Как вы вообще узнали об этой дороге, ведь тогда интернета не было…

– Сначала из топографических карт, получал сведения от других людей, увлеченных железными дорогами, отправлял письменные запросы южским властям.

–​​​​​​​ Сколько раз вы посещали Ивановскую область?

– 12. Побывал почти на всех объектах. Помимо железной дороги я еще изучил трамвайную систему в Иванове.

–​​​​​​​ Какой из наших железнодорожных объектов оставил у вас наибольшее впечатление?

– Ивановцы могут гордиться узкоколейной железной дорогой силикатного завода. Это удивительный объект, которого больше нет в России и, пожалуй, даже в мире. Уникальность дороги в том, что она – электрифицированная, что нехарактерно для узкоколеек, да еще и двухпутная (правда, сейчас второй путь не действует). Необычные электровозы. Такие делали для шахт, но их специально переоборудовали для ивановской дороги. Сохранилась старинная клепаная цистерна – ей лет 80. Очевидно, когда-то на ней подвозили топливо для карьерной техники. Сейчас на этой узкоколейной дороге лишь один действующий километр вместо четырех. Остальная часть ржавеет, разрушается…

Вы даже собираетесь писать книгу про узкоколейку Ивановского силикатного завода?

– Если только возобновится движение на карьер, то есть вновь будут задействованы все четыре километра. Потому что сейчас объемы работ на дороге несерьезные.

–​​​​​​​ А перспективы такие есть?

– Этого не знает даже руководство предприятия. Но если на заводе в итоге решат, что дорога им не нужна, считаю, ее нужно превратить в туристический объект.

–​​​​​​​ Ветку Иваново – Комсомольск, на которой вы были, ведь тоже можно считать уникальной: не по каждой ведомственной железной дороге ходили пассажирские поезда?

– Отчасти да. Хотя внешне она ничего особенного не представляла. Там ходил примерно такой же пригородный поезд, как и по дорогам общего пользования. Только тепловоз отличался. Это линию я полностью прошел пешком, когда она разбиралась.

С вами случались какие-либо инциденты на территории Ивановской области?

– Один из работников станции "Текстильный" возмутился тем, что я фотографирую железнодорожные объекты. Вел себя очень нервозно, стал вырывать из рук технику, позвал других железнодорожников… Было неприятно. Никаких оснований мешать мне фотографировать у него не было. Ведь речь не шла о профессиональной съемке, или о фото внутри депо. В нашей стране есть лишь запрет на хождение по путям.

Сергей, путешествовать вы начали еще несовершеннолетним…

– И жалею, что всё равно сделал это достаточно поздно. Первая моя серьезная поездка (на много дней) состоялась в 1994 году, когда мне было 13 лет – в Тверскую область.

Возникали ли проблемы из-за такого юного возраста?

– В России есть ярко выраженная дискриминация по возрасту. Лет до 30 тебя не воспринимают всерьез, относятся без должного уважения. Спрашивают: кто ты такой, зачем это тебе надо…

Вы ведь несовершеннолетним путешествовали даже по "тюремным" дорогам, которые находились в ведении системы исполнения наказаний.

– Да, и их было много. Одну из самых крупных, в Кировской области и Коми, посетил в 1997 году.   

Не было жутко?

– К тому времени для меня это была "малая поездка". Несколькими месяцами ранее я побывал в Тынде – за семь тысяч километров. Вот это серьезно.

Я имею в виду не расстояние, а специфику дороги – среди колоний и тюрем.

– Тем не менее, речь шла об обычном пассажирском поезде, а не зековском. Проезд там был свободный. Вообще любая поездка несет риск. Но если не лезть в грузовые вагоны, что я когда-то делал, не пытаться проникнуть в закрытые места (например, зоны мостов, территория космодрома "Плесецк", где есть железная дорога), то опасность куда-то вляпаться минимальная. Лет 20 назад можно было легко нарваться на пьяных – путешествовать в ночных пригородных поездах или общих вагонах дальнего следования было рискованно, но сейчас и этой угрозы почти нет.

Сергей, вы всегда очень эмоционально реагируете на закрытие трамвайного движения в том или ином городе или пригородного сообщения. Но вы, наверно, понимаете, что по сравнению с советскими временами многое изменилось не в пользу рельсового транспорта: у значительной части населения есть теперь автомобили, а многих деревень, куда ходили поезда, уже не осталось. Поэтому их исчезновение – закономерное явление. Во многих странах Запада трамвайные и железнодорожные сети "похудели" еще полвека назад…

– Категорически не согласен. Возьму пример Швейцарии, одной из самых богатых стран мира. Человек там может покупать автомобили хоть каждый месяц. И при этом именно в Швейцарии лучше всего развиты пассажирские железнодорожные перевозки. В любой уголок страны можно добраться поездами. Хотя плотность населения там небольшая. В Ивановской области в день ходит десять пар пригородных поездов, а в Швейцарии – тысячи. Хотя площадь этой страны лишь в два раза больше. Трамваи есть в десяти городах.

Когда к поездкам по постсоветскому пространству вы решили добавить путешествия в страны дальнего зарубежья?

– В 2013 году. Не люблю зимы, поэтому и стал уезжать туда, где в это время тепло. Первым государством стало Марокко.

В какой стране больше всего нравится железнодорожная система?

– В Швейцарии и Японии, хотя там я не был. Из того, что посетил, назову Чехию – это облегченный вариант Швейцарии. Плюс еще метро есть, с российскими вагонами.

Как вы выбираете страну для поездки? Как и в России, когда узнаете, что закрываются какие-то направления?

– Это одна из причин. И еще еду туда, где просто большое количество дорог.

В какой стране вам не понравилось?

– Естественно, в Албании, где железная дорога вообще остановилась. Но сообщений об этом не было – я просто зря потратил время и деньги на поездку в эту страну.

Как ваша семья, знакомые относятся к вашему хобби?

– Крайне негативно, говорят, что всю эту ерунду давно пора прекращать. Может и правильно..?

Как вы при этом столько лет мотивируете себя на такой образ жизни?

– Я патриот и считаю своей обязанностью сохранить важнейшую часть нашего национального достояния, железные дороги. Это защита Родины, я как солдат на войне. Ведь те же узкоколейки исчезают с каждым годом. Я сохраняю память о них.

Обычно люди, которые любят поезда, негативно относятся к авиасообщению. Но вы самолетами пользуетесь…

– На самом деле я совершенно не выношу длительное пребывание в поездах дальнего следования. Максимум двое суток. Не могу долгое время тесно соседствовать с другими пассажирами. Когда в плацкарте со всех сторон свисают люди, это нарушает личное пространство. А если едешь на верхней полке (там билеты обычно дешевле), то посидеть снизу тебя могут и не пустить.

То есть из Москвы во Владивосток вы в недельное путешествие на поезде не отправитесь?

– Если только в персональном вагоне с высоким комфортом. На Сахалин в свое время я добирался по железной дороге, но постоянно менял поезда.

Вы подсчитываете ваш километраж?

– Нет, это занимает слишком много времени. Могу сказать, что проездил 97% протяженности российских железных дорог.

Сколько дней в году вы посвящаете путешествиям?

– В среднем около ста. Но сейчас я заявил, что никогда и никуда больше не поеду.

Почему?

– Хватит уже, достаточно.

Чем же вы теперь будете заниматься, что заполнит вашу жизнь?

– Ну, во-первых, чтобы обработать уже собранный материал, нужно еще лет 50. Может, дом буду строить.

Сергей, российские железные дороги, на ваш взгляд, меняются к лучшему?

– Есть много позитивного, и жители Иванова тоже об этом знают: запущены скоростные поезда до Москвы. Быстрые, достаточно комфортные, при этом дешевые. Это настоящий прорыв. И во многих других регионах произошло нечто подобное – появление быстрых дневных поездов. На магистральных участках серьезно повысилась скорость передвижения. Еще лет десять назад я бы вряд ли в это поверил.

На малодеятельных участках ситуация хуже. Но есть исключения. Например, запуск тех же "Орланов" до Кинешмы.

 

Справка

Москвич Сергей Болашенко – путешественник, историк исследователь железных дорог, писатель. Автор крупнейшего русскоязычного железнодорожного ресурса infojd.ru. Активно путешествует по России с 1994 года, с 13-летнего возраста. Одним из первых в стране добрался автостопом из Москвы до Сахалина. Побывал на 97% железных дорог России (включая трамвай и метро), на 85% – постсоветского пространства. Изучил железнодорожные системы 33 стран дальнего зарубежья (в том числе США, Кубы, Индии, Индонезии). Автор 20 книг.

Теги:
Поделиться в социальных сетях